«О РОДИНЕ, О ПОДВИГАХ, О СЛАВЕ…»

Для жителя станицы Маркинской Алексея Романовича Скачкова тема войны – особенная, наверное, еще и потому, что ему самому пришлось узнать, что такое настоящие военные действия, когда все вокруг гремит, свистит, взрывается, когда гибнут товарищи, когда в упор смотрят на тебя холодные немигающие глаза смерти…

Алексей Скачков – участник военных действий в Афганистане. Попал он туда волею судьбы во время службы в рядах Вооруженных сил Советского Союза.

— После «учебки» в качестве  водителя боевой машины десанта (БМД) продолжить службу я должен был в Фергане, — вспоминает Скачков. – А через месяц поднимают нас ночью по тревоге, и на БМД выдвигаемся в указанном командиром направлении – в аэропорт, где на взлетной полосе были выстроены штук сто транспортных самолетов…

Высадили десантников темной ночью, оказалось – это был уже Баграм, Республика Афганистан.

Вместе с десантниками, но другим бортом прилетел туда и Бабрак Кармаль, который потом жил вместе с советскими офицерами в помещении аэропорта. — Четвертого декабря нас вместе с «мусульманским батальоном», который, якобы, должен был охранять Амина, перебросили в Кабул, — продолжает Алексей Романович. – Вместе с нами в спортивном комплексе расположилась и группа «Альфа», позже штурмовавшая дворец Амина. Афганцы относились к нам хорошо, кормили нас. Все было спокойно. И только 27 декабря  нас подняли по тревоге (к этому времени десантников переодели в афганскую форму, только с белыми повязками на рукавах, чтобы отличать своих).

Они выдвинулись в путь. Ехали по-боевому, за дорогой Алексей наблюдал в триплекс, и хотя уже начинало темнеть, особой тревоги никто не ощущал.

И вдруг первая БМД остановилась и затихла. От резкого торможения фары ночного видения на машине Алексея захлопнулись. В считанные секунды приходит решение вылезти и приоткрыть хотя бы одну фару.

— Когда вылез и огляделся, то заметил, что первая БМД проскочила ворота и заглохла, а во дворе — советский танк старого образца, — вспоминает Скачков. – Остановились мы впритык к этому танку, ребята выпрыгнули из машины и на него. А вокруг по нам стреляют из окон домов, с крыш. По площади навстречу нам идет еще один танк. Сержант выстрелил по нему из гранатомета. Танк «подпрыгнул» и взорвался, а за ним, оказывается, еще два. Прогремел выстрел и один  танк задымился, из него выскочили афганцы.

И вот тогда впервые в жизни Алексей Скачков выстрелил по людям. В той неразберихе трудно было понять, попал он в кого или нет… До сих пор помнит, как вслед им стрелял третий танк, но мимо, как забежали они с сержантом  в здание телевидения. Бой шел и там. В конце концов, загнанные на верхний этаж афганцы начали сдаваться.

После некоторого затишья раздался страшный гул – один за другим шли самолеты, делали круг и садились. Среди солдат прошел слух, что это дивизия с Кандагара идет на помощь афганцам.

— Мы выставили на воротах машину десанта и уже приготовились к бою, но, к счастью, не выстрелили. Оказывается, это на дворец шла Витебская дивизия.

Таким и запомнился первый афганский бой Алексею Скачкову, которому пришлось много чего повидать на той войне: и в зачистках принимать участие, и стрелять, и друзей убитых переправлять «за речку». Впрочем, он и сам однажды чуть жизни не лишился, но, как говорится, то был не его час…

Впрочем, вспоминать и говорить о войне  Скачков не любит. Слишком тяжело… Хотя воспоминания частенько будоражат душу «афганца».

Возвратившись домой, Алексей Романович «создал» у себя в гараже небольшой музей, где собрал вещи, имеющие отношение к воинской службе.

В музее Алексея Скачкова
В музее Алексея Скачкова

Полный текст этого материала читайте в Цимлянской районной газете «Придонье»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here