ПОДВИГ МАТЕРИ ИЗ КРАСНОЯРСКОЙ

29 ноября страна отметила День матери. Хотелось, чтобы мы вспоминали в этот день не только, живых, но и ушедших в мир иной солдатских вдов и матерей. И, в первую очередь тех, у которых погибли в страшные годы войны мужья и сыновья.

Говорят, что в станице Красноярской жила женщина, у которой в войну погибли все три сына и муж. Правда ли это? И кто она? Напишите об этой женщине, совершившей подвиг. И давайте в этот день все мы помянём её добрым словом.

В.САФОНОВА, станица Красноярская.

От редакции.

Да, в суровые годы войны жительница станицы Красноярской Евдокия Алексеевна Сиохина проводила на фронт всех своих троих сыновей: Петра, Василия и Ивана. И ни одного не дождалась с войны. Умер от тифа и её муж, бывший красногвардеец. 97 лет прожила солдатская мать. Станичники с почестями похоронили её на кладбище в станице Красноярской в 1970 году. Но память о ней и её сыновьях-героях, имена которых на станичном обелиске, навсегда останутся в сердцах не только благодарных красноярцев, но и всех цимлян.

И вот о таких, как Евдокия Алексеевна Сиохина, потерявшая в войну всех своих сыновей, известный донской поэт Анатолий Гриценко написал это теребящее душу стихотворение. Оцените и прочувствуйте и вы его, земляки. И пусть и оно будет памятью о матери-героине Евдокии Алексеевне Сиохиной.

Под крышей хатенки саманной,

В тиши кособоких ворот.

Чудно, одиноко и странно

Горпина Сизова живет.

Никто не стучит ей в калитку

Никто не стучит ей в окно.

Не шепчет старуха молитву,

Забытую ею давно.

Никто не приносит приветы,

Внучата у ног не кричат…

И только портреты, портреты, портреты

Со стен молчаливо глядят.

Три парня в матросских тельняшках —

Ее дорогие сыны — Алеша, Андрюша и Сашка

Они не вернулись с войны.

Один в Скандинавском фиорде

В разбитой подлодке лежит,

За сына полученный орден

Ревниво старуха хранит.

Второй у твердыни Кронштадта,

Сраженный осколком, упал

По воле, смекалке… по штату

Он был бы сейчас адмирал.

О третьем подоблачный тополь

Заветную память сберег

Врагу не отдав Севастополь,

Под танк он с гранатами лег.

И муж той старухи Гаврила

Геройски глядит со стены,

Его у рейхстага убило

Последнею пулей войны.

И каждое утро холстинкой

По давней привычке своей

Сметает Горпина пылинки

С портретов своих сыновей,

Потом открывает окошко

Рассветному ветру, земле,

Приносит тарелки и ложки

Кладет на широком столе.

И что-то бормочет невнятно,

И всех приглашает к столу,

И солнечных зайчиков пятна

В любом оживают углу.

Как будто подняли стаканы

Мужчины с игристым вином,

Оставив моря и курганы,

Вернувшись в родимый свой дом.

И громко скрипят половицы,

И тополь лепечет слова,

И смотрит в родимые лица,

И плачет беззвучно вдова…

Так годы в хатенке саманной,

В тиши кособоких ворот

Чудно, одиноко и странно

Горпина Сизова живет.

Но в праздник 9 Мая,

В тот день, когда кончился бой,

Торжественных школьников стая

Приходит к старухе чудной.

Приносят цветы пионеры,

На карауле встают.

Огнем вдохновенья и веры

Ребячьи глазенки цветут.

Горпина гостей угощает,

Мальчишки усердно едят

Конфеты-подушечки с чаем,

Пирог из соленых маслят.

И звякают чайные чашки,

И ложки легонько звенят…

Алешка, Андрюшка и Сашка

С улыбкой глядят на ребят,

Гостей принимает Сизова.

И в раме Гаврила встает,

Как будто он внука родного

В ребячьей гурьбе узнает.

Материал подготовил Н.СИВАШОВ.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here